Pages Navigation Menu

Психологическая война США против СССР и его советских сателлитов во время Холодной войны


DMZ-3-300x200Радикализация внутриполитической обстановки в Польше и Венгрии в 1956 г. наложила свой отпечаток на оценки перспектив развития Восточной Европы. В период с 24 мая 1958 г. по 15 июля 1959 г. Фонд координации операций регистрировал «относительный баланс» между военной мощью «свободного мира» и советского блока.

Наличие баланса требовало принятия новой концепции реализации американских планов в советской сфере безопасности. Тезис «освобождения» уступил место понятию «эволюционного развития».

Абстрагируясь от возможных упреков в конформизме, американское руководство совмещало две позиции в подходе к странам региона — отказ признать статус-кво советского контроля и осуществление «прямого контакта» не только с населением, но и с правящими режимами Восточной Европы, без посредничества Москвы. Достичь указанные цели предполагалось путем взаимного расширения информационной и культурной деятельности.

Одновременно 12 июля 1959 г. Комитет координации операций сформулировал и «особые оперативные указания». В соответствии с принятым шаблоном указания содержали долгосрочные и краткосрочные цели. Среди первых — удовлетворение права народов иметь избранные ими «представительные правительства». Ко вторым были отнесены поддержка «мирной эволюции» в направлении к «национальной независимости и внутренней свободе» и «уменьшение вклада угнетаемых наций в укрепление советской мощи», а также ослабление «монолитного фронта и внутренней сплоченности советского блока».

Таким образом, арсенал методов и инструментов ведения психологической войны против СССР и советских сателлитов, действительно, был разнообразным. Основной целью было предотвратить интеграцию стран Восточной Европы в «советскую империю», стать «рупором внутренней оппозиции», «сохранить нравственность порабощенных народов и таким образом помочь их освобождению». Предпринятое наступление, однако, не всегда успешно. Иногда результат бывал для американской стороны плачевным: негативная реакция национального руководства еще теснее сближала его с Москвой и собственным населением. Критика в адрес коммунистических лидеров как «агентов иностранной силы» нередко инициировала «массированные советские репрессии». Более того, во время венгерских событий РСЕ не смогла удержаться на позициях объективности и превратилась в «рупор все отрицавших правых экстремистов». Четко проявились и «предрассудки» американской стороны по отношению к коммунистическим лидерам. Подтверждение тому — поспешно выраженное недоверие к Имре Надю, фактически обрекшее его на гибель.


Полезная информация